Архив игр

12:29 

ВЫКУП: Круг второй – игра

Man-yak
Mari-ka


– Лады, старикан. Будем играть дальше. – сказала девушка.

Привратник на секунду прикрыл глаза. Ему примерещился тлеющий лист белой бумаги.

Открыв уже оба глаза, Привратник оглядел комнату. Всё было по-прежнему.

Первый (сто первый? тысяча первый?) круг завершил свой оборот. И нужно было идти дальше. Идти, сидеть, слушать, ждать.

Ждать он умел.

@темы: Mari-ka, Выкуп, игра

URL
Комментарии
2013-05-19 в 14:25 

Man-yak
Yugata
Я буду смотреть издалёка на пир мудрецов.
Пир праведных душ, не замаранных чёрной виной,
И тем буду счастлив, поскольку, в конце-то концов,
Туда соберутся однажды спасённые мной.
© Мария Семёнова


Бес обвёл взглядом комнату.

"Кажется, моя очередь? Не успел и оглянуться… Надо было бы придумать что-нибудь оригинальное…"

С оригинальностью у Беса были проблемы. Ни каких тебе, понимаешь ли, инопланетных демонов, хонтов и изначальных, которые уж и вовсе не пойми что. Всё просто и обычно. День и ночь. Охота и слежка. Рутина. Впрочем, рутина только для него. А для остальных… Что он, по сути, знал о тех, кто сидел здесь вместе с ним? Ничего. А они о нём? Тоже ничего. А ведь за каждым стояла целая жизнь, у каждого была своя история…

Бес потряс головой, отгоняя дурацкие мысли.

– Ну что, старик? – Бес усмехнулся и посмотрел в упор на Привратника. – Новый кон? И снова все козыри у тебя?

Мягкий ковёр покрыл мозаичный пол. Тяжёлые гобелены украсили стены. Парень легко опустился на шёлковую подушку напротив Привратника. Как и в прошлый раз их разделял шаи-ра – стол для ритуалов и "игр с богами".

– Мой ход.

На расписанную цветной глазурью поверхность шаи-ра легла металлическая карта с выбитым именем и значком "Я".

Бес не смотрел. Знал. Глаза его были нацелены в глаза Привратника.

– Слушай… Это случилось семь лет назад. Три года прошло с тех пор, как я убил учителя и бежал из Наазана. И вот, спустя три года, я вновь вернулся в город. Вернулся уже Бесом – охотником на магов. Вернулся, чтобы мстить. И первой жертвой моей охоты стал, конечно же, он – мой первый "учитель" – Сани-ра-Ай-Дамар-Хашимбей-Джай-ра. Я знал про него всё: что он ест, когда спит, о чём думает, когда идёт в нужник.

Для боя я выбрал полдень. Жаркий и душный. В полдень не джут незваных гостей. Незваных гостей ждут ночью, или вечером, или на рассвете, когда нет свидетелей и лишних людей. О, эти "лишние люди" – они всегда были моим прикрытием.

За два квартала до дома жертвы я приостановился, прикрыл на секунду глаза и пошёл дальше, пропихиваясь сквозь людскую толчею. Со стороны это выглядело просто: шёл человек, остановился, дальше пошёл. Никто ж ведь не заглядывал в глаза человеку. Да и что туда заглядывать? Под ноги смотреть надо, а не в глаза прохожим пялится.

А в глазах прохожего – в моих глазах – плескалась ярость. Я воскрешал в памяти тот самый день.

Маленькая деревушка в горах. Солнце лениво ползёт вверх. Босоногий мальчишка радостно бежит к дому. В руках у него листья дерева ахча. Мальчишка не знает ещё ни одной болезни, от которой бы не помогли эти листья. Только растёт ахча слишком высоко. Мальчишке пришлось встать раньше солнца, чтоб удивить гостя. Гость пришёл к ним в деревню вчера. Гость возвращался в Наазан из Башмая и решил срезать горными тропами, но в пути случилось несчастье – его лошадь повредила ногу, и мама вызвалась помочь гостю. Мама очень хорошо умела готовить разные снадобья. Но оказалось, что запаса листьев не хватает. Именно поэтому мальчишка ни свет ни заря полез в горы, и именно поэтому нёсся сейчас со всех ног обратно. Нужно помогать людям. Так учила мама. Так учила бабушка…

Голос Беса стал тихим, отрешённым. Казалось, он был не здесь, а там. Там, где лениво ползло солнце, и бежал босоногий мальчишка.

– В дверях хижины мальчишка налетает на гостя. Тот отталкивает мальчишку и уходит прочь. Быстро уходит. Мальчишка смотрит ему в след и ничего не понимает. Потом заходит в дом. И тоже смотрит.

Сорванная дверь. Разломанный стол. Глиняные черепки посуды. А в углу, освещённое лучами солнца, шевелится нечто. Два тела. Два вывернутых наизнанку тела. Вывернутых и скрученных, связанных невероятными узлами. Они ещё живы, но их уже нет. И никогда не будет.

Мама… сестрёнка…

А мальчишка стоит и всё смотрит… смотрит…

И маленький пушистый котенок, забившийся от страха в самый дальний уголок его души, начинает отращивать клыки.

Несколько лет мне понадобилось для того, чтобы превратить игривого котёнка в матёрого зверя. Молочные зубы стали стальными клыками, слабые когти превратились в стальные ножи, а пушистый мех – в стальную шкуру.

Себя-тигра я выпускал вперёд, когда шёл на охоту. Я-тигр прикрывал меня-мага животной яростью, которую не улавливали маги. И я-маг мог плести любые кружева, сети и решётки даже в полдень среди людей, оставаясь незамеченным. Смешно. Меня видели тысячи людей, на меня натыкались, наступали на ноги, но никто, никто не видел по-настоящему.

Я шёл по улице, и в это же время совсем другими тропами подбирался к своей жертве. Эти тропы нельзя увидеть и почувствовать с помощью магии. Этими тропами ходят тигры с именем ярость. И эти тропы намного короче, чем земные дороги.

Бой занял лишь несколько минут. Я дошёл только до следующего перекрёстка, а бой уже закончился. Расслабленный, заключивший себя в объятья наколдованной прохлады и наслаждающийся ароматом чая Ай-Дамар-Хашимбей не ожидал, что в его душу ворвётся тигр. Нет, не ожидал. И, конечно же, не ожидал он, что вслед за тигром на него обрушится "решётка Ветра".

Последнее, что я подарил ему, это воспоминания десятилетнего мальчишки, которые изменили всю его жизнь. Ни за чем. Просто так. Что б знал – за что.

Идти дальше к дому не было смысла, поэтому я свернул в первый попавшийся переулок. И в том переулке увидел окружённого детворой Старика.

Старик в латанном перелатанном халате сидел прямо на земле, не скрываясь от палящего солнца, и плёл. Под его пальцами рождалось не кружево, не сеть и даже не витражи. Старик плёл чудо. И живые цветы, сплетясь лианой, распадались стайкой бабочек. Бабочки превращались в серебристый ветер, а ветер в летящих птиц.

Подцепив мизинцем крохотную петлю, Старик продолжал. Движения плавные, текучие. Красивые. Плетение шун-кай. Пальцы Старика плели "сеть Дракона". Но очень необычно. Подрагивая там, где рука должна быть твёрдой, и уверенно скользя там, где нужно отпустить. Мизинец дрогнул, спуская петлю, и птицы превратились в дракона. Тот улыбнулся, обнажив частокол зубов и, закусив свой хвост, сплёлся узлом.

Чудотворец…

Одни называли их шарлатанами, другие – сошедшими с ума магами, трети – святыми.

Я называл их чудотворцами.

Потому что пальцы Старика творили чудо. Живое чудо.

Дети смеялись, хлопали в ладоши, просили "птичку". И дракон расправлял крылья феникса.

Старик творил чудо. И чудо улыбалось ему из сияющих глаз детей, чудо светилось улыбками на смуглых мордашках. Единственное чудо, которое стоило творить. Единственное чудо, ради которого стоило жить.

И тигру, этому матёрому зверю-убийце захотелось спрятать когти и свернуться калачиком у ног Старика.

Старик поднял на меня своё лицо и улыбнулся, так улыбаются старым друзьям. Смуглое, высушенное солнцем лицо, добрая улыбка, и ясный молодой взгляд.

А потом мы сидели рядом и разговаривали. Молча. Я молча рассказывал и спрашивал, он молча слушал и отвечал. А когда солнце уже стало катиться за горизонт, он сказал:

"Тигр вырастает из котёнка. Пожар вырастает из искры. Море вырастает из капли. Капля и море – это вода. Искра и пожар – огонь. – Старик встал. – Если захочешь ещё помолчать, ищи меня в горах."

И ушёл.

Я так и не знаю, сказал ли он последние слова вслух или опять промолчал. Я даже не узнал его имени. Для меня он так и остался Стариком. Но я знаю, что если бы однажды я снова захотел помолчать с ним вдвоём, я обязательно бы отыскал его в горах. Но я не нашёл. Не искал. Потому что понял.

У тигра, которого я сейчас зову Ярость, когда-то было другое имя.

URL
2013-05-19 в 17:09 

Man-yak
Vlad Lem


Анджей смотрел на Комнату. Количество людей в ней уменьшилось... Прошел первый круг...

Скоро его очередь, а это означает, что у него будет шанс уйти. Или остаться...

Анджей проделал все упражнения, какие он помнил. Он накинул плащ на себя, потеснее заправил пояс, сел на диван и достал свой револьвер.

И... раскрыв барабан, стал пересчитывать патроны в нем. "Четыре... Столько, сколько у меня и оставалось в реальности."

Стрелок вспомнил лицо той девушки, которую он пытался спасти... Он вспомнил ее имя... Ирис... Он вспомнил брата...

Бес начал рассказывать Выкуп.

По щеке Анджея пробежала слеза.

– Отличная история, Бес. – Анджей грустно улыбнулся своему почти ушедшему другу, – Только пожалуйста... – прошептал Анджей, так, чтобы его никто не услышал, –...

Барабан револьвера со щелчком вернулся на место...

URL
2013-05-19 в 17:10 

Man-yak
Mari-ka


– …У тигра, которого я сейчас зову Ярость, когда-то было другое имя. – закончил Бес и замолчал.

Привратник коротко кивнул, будто бы соглашаясь с кем-то.

– Ваш Выкуп принят. – произнёс старик. – Идите. Ваш путь – назад.

URL
2013-05-19 в 17:16 

Man-yak
Yugata
Иди, не опуская веки,
Живи мгновенья, как года,
Но каждый след чтоб был – навеки.
И каждый шаг – как в никуда.
© Мария Семёнова


– Ваш Выкуп принят. – произнёс старик. – Идите. Ваш путь – назад.

Ну вот и дождался.

Назад? Значит возврат? Воскрешение?

Бес встал, обернулся и встретил глаза Анджея. В них дрожали печаль, тоска и ещё что-то до безумия знакомое. Сказать бы что-нибудь, но что? Как найти те самые нужные слова? А время не ждёт. Летит. Не-Мир тает, ускользает из рук.

– Прощай, брат…

Всё-таки сказал. Нашёл.

– Жаль, что мы из разных Миров.

Лёгкий поворот головы.

Скарэн. Одноглазая девчонка.

– Когда найдёшь его, передай, что ему повезло. Очень повезло…

А вот и ведьма. Бес ничего не сказал, только криво усмехнулся. Усмешка отчего-то горчила.

Парень посмотрел на Привратника, затем на открытую дверь.

– Я ничего не забыл… Старик… – и уже тише. – Я ничего не забуду…

И шагнул в дверь.

* * *

Боль кричала. Боль корчилась и билась в припадках. Боль умирала.

Умерла.

Бес открыл глаза.

Он сидел на полу, прислоняясь к стене. С гобелена за ним внимательно следил лиловый глаз дракона. А сквозь плотно зашторенные окна пробивался робкий лучик света.

Чудо всё же произошло – он вернулся. Он был жив.

"И всё же выиграл я или проиграл?.."

Ответ не пришёл. Тогда парень закрыл глаза и провалился в сон.

А назавтра весь город шептался о том, что Охотник убит, что Неистовый Бес умер. Слухи шли дальше. У слухов были длинные ноги. И никому не было дела до одинокого путника идущего прочь из Наазана.

* * *

А через пять лет в горах, что драконьим хребтом пересекают дорогу из Наазана в Башмай, появилась школа. Школа для магов. Очень долго досужие языки распускали сплетни. Одни говорили, что это вовсе не школа, а монастырь. Другие, что это всё же школа, но учат там не магии, от того и люди оттуда возвращаются странными, чудными, за что и получили своё прозвище – чудотворцы. Поговаривали также, что основатель школы по ночам оборачивается тигром, что он умеет читать мысли и разговаривать тишиной. Что одна старая шаманка…

Многое говорили люди, что и не разобрать где правда, а где выдумка. Но то, что Учителя и основателя школы звали Ши-ун – истинная правда.

URL
2013-05-19 в 17:22 

Man-yak
Vlad Lem


Щелчок. Барабан встал на свое положенное место.

– Вернись... Пожалуйста, вернись... – именно это прошептали усталые губы Стрелка.

– Прощай брат, – это был голос Беса, – Жаль, что мы из разных миров...

Бес сказал слова всем, кроме колдуньи. "Все-таки не смог побороть свою ненависть" – с грустью подумал Анджей. Бес уходил. Уходил домой. Уходил, и покидал Не-Мир. И Стрелка...

Словно какая частица пропала из души Анджея, в тот момент, когда за Бесом закрылась дверь. Пропала мгновенно, причинив немыслимую боль. "Волчонок..."

Анджей закрыл и снова открыл глаза. Беса не было. Он ушел домой. Буду надеяться, что он все-таки нашел свое счастье...

Анджей снова закрыл глаза. Мысли лихорадочно бродили в его голове. Руки сжимали холодную рукоятку револьвера. Четыре патрона... Должно хватить...

– Эй, Привратник! – голос Стрелка был хриплым настолько, что он сам удивился этому, – Есть ли шанс того, что Бес может сюда вернуться?

URL
2013-05-19 в 17:24 

Man-yak
Mari-ka


Привратник поднял глаза на Анджея.

– Вернуться сюда? – задумчиво произнёс он. – Думаю, да, молодой человек. Эта возможность есть у каждого. Но ещё пока ни один ушедший не вернулся обратно в не-Мир.

URL
2013-05-19 в 17:28 

Man-yak
Mari-ka


Скарэн смотрела вслед ушедшему Бесу.

– Редкий случай. – сказала она с уважением, что тоже было редким случаем.

Единственный её собеседник ушёл. Остальные были не шибко разговорчивы. Выкуп её ещё нескоро. А делать нечего. Скарэн зевнула и прошлась по комнате. Затормозила, наблюдая, как низкий пуф превращается в деревянный табурет. В старый такой конкретный табурет. На табурете лежала гитара, тоже старая и конкретная. Именно на такой Скарэн, помнится, и играла. Поначалу было непривычно. Всё-таки цсэ, на котором он учил её играть, имел четыре струны, и гриф тоньше и длиннее, да и вообще. Но он был прав: если научился играть на одном инструменте, с другим не растеряешься.

Скарэн взяла в руки гитару и, усевшись на табурет, прошлась пальцами по струнам. Поморщилась. Инструмент был расстроен. Играть на таком – пытка. В первую очередь для себя.

Поэтому, растерев ладони, девушка принялась настраивать гитару. Ох, и не любила она это дело.

– Эй, Привратник! – это Анджей, любитель книг. – Есть ли шанс того, что Бес может сюда вернуться?

– Вернуться сюда? – голос Привратника был задумчив. – Думаю, да, молодой человек. Эта возможность есть у каждого. Но ещё пока ни один ушедший не вернулся обратно в не-Мир.

Скарэн усмехнулась.

– Правильно. Какому болванку захочется вернуться в этот отстойник?

URL
2013-05-19 в 17:32 

Man-yak
Vlad Lem


Анджей бросил хмурый взгляд на Скарэн, но ничего не сказал. Лишь еще сильнее задумался. Он изменил свое решение. Он изменил свою судьбу. Или по крайней мере думал, что изменил...

Перед Стрелком лежали карты. Рубашкой верх, семь карт лежали на столике перед ним, и ждали. Семь карт, Семь последних судеб Комнаты или Не-Мира, как он сам себя называл. Один из них окажется Джокером, тем, кому будет суждено изменить Не-Мир... или оставить его неизменным. Где то вдалеке, в темном углу Комнаты заиграло давно позабытое радио. Заиграло что-то очень грустное...

– Интересно, кто же станет последним... – пробормотал Анджей. Появление карт для него не стало неожиданностью. Он ждал чего-то в этом роде. Он ждал его реакции. Не-Миру стало интересно...

Стрелок попытался поднять карту. Тщетно. "Судьба не откроется раньше времени" – так говорил его учитель. Как же его звали? Анджей забыл. Связь с прошлым начинала теряться. Смысла возвращаться становилось все меньше и меньше.

– Знаете, чего я хотел, когда был молодым? – внезапно веселым голосом обратился ко всем Анджей, – "Счастья для всех и каждого... И что бы никто не ушел обиженным!"... Забавно, не правда ли? Как молод я тогда был...

URL
2013-05-19 в 19:37 

Man-yak
Mari-ka


Скарэн усмехнулась.

– И впрямь, забавно. А я всегда мечтала об удобной обуви. Что б идти вперёд, нужна удобная обувь. А что б далеко идти – не одна пара. Надомной смеялись. – и уже тише, будто бы себе. – Они не понимали. Они никогда не ходили далеко своими ногами.

URL
2013-05-19 в 19:41 

Man-yak
Dr.Freddy


... Скарэн застыла на несколько секунд, разглядывая ведьму, а потом подошла и выдернула все ножи, что пришпиливали ту к стене.

Джедис дёрнулась, рот раскрылся в беззвучном крике, и начала медленно сползать по стене комнаты – гранитной, холодной стене пещеры. Вокруг стояла гулкая тишина. Мраморно-белый пол был покрыт кавернами от капавшей когда-то с потолка воды. Каменные колонны, поддерживающие своды, покрылись наплывами известняка...

Рядом, в метре, зиял зев прохода, по которому она только что скатилась, на несколько секунд разминувшись с убийцами. Те толи боялись последовать за жертвой, толи ещё не сообразили, куда она подевалась. Так или иначе, между колоннами было пусто.

А ты, я вижу, магов не жалуешь. С чего это вдруг? – внезапно спросил кто-то прямо под ухом девушки. Джедис рывком вскочила на ноги и вслепую полоснула мечом, но сталь лишь насмешливо лязгнула о камень.

Угадала. Не жалую. Я охочусь на них. Убиваю... – хмыкнул в ответ другой голос, снова из-за спины.

Снова прыжок, перекат, удар. Снова вслепую. Снова никого.

Зашипев от отчаяния, Джедис быстрым, стелящимся шагом метнулась к лабиринту колонн. Воспоминания накатывали волнами – она смутно помнила это место, но ей почему-то дьявольски не хотелось вспоминать, что – кого – она нашла здесь десять лет назад.

Ваша очередь платить, – проскрипел старческий голос откуда-то слева и сверху. Джедис не стала оборачиваться. Она всё убыстряла и убыстряла шаг, пытаясь сосредоточиться и успокоить колотившееся в груди сердце.

Выход, должен быть выход! Она выбралась из этой ловушки тогда, выберется и сегодня. Непонятно откуда нахлынувший страх властно требовал спасаться, но Джедис, стиснув зубы, застыла на месте, пытаясь вспомнить, почуять, взять верное направление в лабиринте…

Нужно умереть, – внезапно дохнуло ей в лицо морозным туманом. Обречённо звеня, снежинки закружились вокруг девушки.

Отчаянно закричав, Джедис рванулась в сторону и побежала, сама не зная куда.

URL
2013-05-19 в 19:49 

Man-yak
Mari-ka


Привратник медленно обвёл комнату взглядом. Скарэн настраивала гитару. Анджей хмурился на семь карт, что лежали перед ним. Изард хмурился на окружающих. Панкратов просто хмурился. Дмитрий лежал на диване безучастный ко всему. Рядом у стены стояла Джедис. Ресницы её дрожали, руки сжимались в кулаки, но – увы – она была далеко. Глубоко.

Такое случается. Не со всеми, но случается.

Вот сидит себе человек. Ну, пусть не человек, а призрак, дух. Но ведь всё равно ж почти как человек. А раз все они здесь "почти как", то это "почти как" можно и опустить. Так вот, сидит себе такой человек, ни с кем не общается, молчит, думает. Много думает. И постепенно, незаметно погружается в себя, не уходит, а тонет. Всплыть самому редко у кого получается. А в обязанность Привратника не входит тонущего вытаскивать. Вот он и не вытаскивает. Может, сам выберется или поможет кто.

Луи де Марни, колдунья Джедис, Дмитрий – тонущие. Тихие они. Безобидные.

Случается и другое.

Сидит себе человек. Сидит, ходит, разговаривает, теории разные строит, успокоиться не может, в руки себя взять. Всё ему места мало. И чудится такому человеку странное, никому неведомое. Ему чудится, он тонет и начинает бурлить. Из пулемётов полить по кому ни попадя, с кулаками на всех кидаться, просто непотребщину орать.

Шумные они – бурлящие.

Поэтому-то Привратник Анджея и поспешил выдернуть, что б бед не натворил.

Хотя в обязанности Привратника это, опять-таки, не входит.

"Входит – не входит, – чуть заметно улыбнулся Привратник. – Скучно это – обязанности выполнять. А что поделаешь?"

– Молодой человек, – Привратник говорил заученную, повторенную тысячи и тысячи раз фразу, точно зная, что Дмитрий, на какой бы глубине не находился, слышит его, и, может быть, всплывёт. – Сейчас ваша очередь. Вы будите платить Выкуп?

Парень вздрогнул. Рука дёрнулась, сползла с края дивана, кулак разжался, и бирка выскользнула из ослабевших пальцев.

Привратник не успел.

Он ещё только вставал, а бирка уже лежала на полу.

Металлическая бирка с аккуратно выгравированным именем лежала на полу и таяла. Таяла также, как таяла сейчас фигура парня, бледнела, становилась прозрачной дымкой. Гость терял "имя", переставал быть гостем, сливался с не-Миром. Становился не-Миром.

Такое тоже случалось. И это никак уже нельзя было изменить.

Когда человек пять раз платит Выкуп – пусть не правильный, пустой, но платит! – и на пятом круге теряет "имя", это грустно, но неизбежно. Таковы правила.

А когда вот так – по глупости, по неосторожности, раньше срока…

Жалость. Привратник всегда испытывал жалость. Всё-таки он был Привратником.

"Не выпускай свою бирку из рук. Только на Выкупе перед Привратником. Это не просто бирка, и там не просто так записаны наши имена…"

Так строптивый охотник предостерегал одну девчонку. Правильно предостерегал, хоть и не знал от чего. Дело ведь не в имени, а в том, что за этим "именем" стоит…

Привратник грустно улыбнулся.

– Что ж, молодой человек. Это ваш выбор.

В углу комнаты мигнул и тихо загудел старенький компьютер. Ещё минуту назад его там не было.

* * *

Где-то в каком-то Мире на носилках скорой помощи умер молодой парнишка. Умер быстро. Поэты о таком говорят: "Потух". Но среди свидетелей этой смерти не было поэтов. Не было там и людей, способных видеть отлетающие души. Но если бы они там были, то не поверили б своим глазам и до самой смерти не смогли бы забыть увиденного.

Душа парня просто исчезла.

URL
2013-05-19 в 19:53 

Man-yak
Snark

"Вот странность," – подумал Изя, – "Комната постоянно меняется и меняется... Люблю стабильность! А что будет, если...."

И Изард извлек из-за голенища сапог нож и стал ковырять в полу дырку.

"Интересно, а что там, под ним?"

URL
2013-05-19 в 19:58 

Man-yak
Mari-ka


– Молодой человек, – затянул Привратник свою старую песню. – Сейчас ваша очередь. Вы будите платить Выкуп?

Краем глаза Скарэн заметила, что обморочный пацан дёрнулся, и что-то выскользнуло у него из руки.

Бирка!

И пацан начал исчезать.

Вот и приехали.

Скарэн присвистнула.

– А Бес-то был прав насчёт бирок. Любопытная фитюлька.

Девушка посмотрела на Привратника. Тот вскочил, рванулся было помочь, да не успел – так и застыл. А глаза у Привратника были… Старые были глаза, очень старые.

Пальцы коснулись струн. Легко, почти вскользь. Слова всплыли в памяти, будто пузырьки воздуха на поверхность воды. Медленно, неторопливо. Шёпотом.

Две тысячи тринадцатых лун отдано нелепой игре,
Но свет ушедшей звезды всё ещё свет.
Тебе так трудно поверить, твой путь
От этой стены к этой стене.
Ответь: понял ты меня или нет?

Скарэн смотрела в глаза старика, и чудилось странное. Будто бы это она стоит сейчас, застыв над столом, она смотрит на всех седыми глазами, она слушает, как кто-то тихо поёт:

К несчастью, я слаб, как был слаб очевидец
Событий на Лысой горе.
Я могу предвидеть, но не могу предсказать.
Но если ты вдруг увидишь мои глаза в своём окне
Знай,
Я пришёл помешать тебе спать!

Пальцы ударили по струнам. Жёстко, резко. От прежней тишины не осталось и следа.

Ведь это
Моё поколение молчит по углам.
Моё поколение не смеет петь.
Моё поколение чувствует боль,
Но снова ставит себя под плеть.
Моё поколение смотрит вниз.
Моё поколение боится дня.
Моё поколение пестует ночь.
А по утрам ест себя.
Да!

И почти без перехода, лишь слегка ослабив напор:


Сине-зеленый день
Встал, где прошла гроза.
Какой изумительный праздник,
Но в нём явно не хватает нас.
Тебе так трудно решиться, ты привык
Взвешивать – против, взвешивать – за.
Пойми,
Я даю тебе шанс.

Эту песню она слышала всего лишь раз. Но вот надо же – запала. Зацепила чем-то. А чем зацепила и не объяснить.

Быть живым – моё ремесло.
Это дерзость, но это в крови.
Я умею читать в облаках имена
Тех, кто способен летать.
Если ты когда-нибудь
Почувствуешь пульс великой любви,
Знай,
Я пришёл помочь тебе встать!..

Оборвала песню. Заставила звенеть надрывным аккордом.

Прикрыла глаз. Усмехнулась.

– Ох, и комнатка у тебя, старикан. Ох, и правила… – Скарэн внимательно прищурилась на Привратника. – После какой по счёту байки мы вот так же окочуримся? После пятой? Десятой? И кто всё это придумал? Уж не ты ли, старик?

URL
2013-05-19 в 20:02 

Man-yak
Mari-ka


Песня ещё звучала, звенела, цепляла пальцами давно забытое и уже не существующее.

– Может, я, а, может, и не я, – произнёс Привратник, медленно опускаясь обратно в кресло.

Гном Изард с азартным упорством ковырял ножом пол. Этому упорству можно было только позавидовать или посочувствовать, потому как злосчастный пол постоянно менялся, то покрываясь девственно чистой кафельной плиткой, то мрамором, то непрошибаемым гранитом. И гному всякий раз приходилось начинать заново.

URL
2013-05-19 в 20:07 

Man-yak
Snark


Нож сломался, чуть не отхватив Изе палец. Занятие было абсолютно бесполезным, но позволило собрать разбежавшиеся по дальним притонам мысли.

Изард нашарил в кармане бирку. Пора. Вселенную обязательно нужно спасти. Бирка легла перед Привратником, отсвечивая две выбитых буквы – "Он".

– Не буду столь патетичен как предыдущие авторы, так что извиняй, старикан, – Изард прокашлялся и начал повествование. – Далеко, за северными отрогами Артонских гор, есть гномский поселок Жабий Рык. Шахты, пещеры, поля – все как полагается. Не сказать, чтобы все у них было ладно, имелись свои проблемы и заботы. Многие гномы обленились и совсем не хотели работать. А кушать-то хочется! А как добыть еды? Отобрать у соседа! Вот и стало в Жабьем Рыке неспокойно последнее время.

Однажды, темной летней ночью, когда Луна-воровка спряталась от глаз куда подальше, жители Рыка услышали глухой удар. Те, кто не спал, и был посмелее, отправились к ратуше посмотреть, что же случилось, не в очередной ли раз бандиты шалят. Возле башни на земле обнаружилось тело, судя по всему, только что с этой самой башни упавшее. При ближайшем рассмотрении тело оказалось гномьим, а если быть еще вернее, принадлежавшим одному местному психу, Бэдрогу. Бэдрог был одет весьма странно: черный плащ, обтягивающие трико с майкой, и странная шляпа на голове.

Неожиданно тело пошевелилось и произнесло хриплым голосом:

– Вы можете звать меня Бэтгном!

Народ шарахнулся во все стороны. Бандюков навалом, а тут еще и какой-то Бэтгном!

– Я призван чтобы защищать вас, о Жабьерыковцы! – продолжило вещать нечто в обтягивающем трико. – отныне каждый преступник будет отвечать за свои злодеяния!

Гномы ржали неделю. На Бэдрога теперь все показывали пальцем, но днем его видели только прилежно вкалывающем помощником в кузнице, а ночью увидеть его было весьма сложно, ибо даже толстый гном в черных стрингах и трико в полночь становится практически невидимкой. Выдавали его лишь синяки по всему телу – новоявленный Бэтгном отчаянно хотел научиться летать.

Бэтгном падал с ратуши, с кузницы, с мельницы, с шахтного подъемника, с главных ворот, с универмага, с наблюдательной вышки, с дома старосты, с Камня-на-Перекрестке, с крыши дома бабушки Анцапфы, с верхней ветки дуба-остролиста у кладбища.

– Видели, как Бэтгном с дуба дал? – разговаривали промеж собой гномы.

Один раз Бэтгному удалось остановить воров, которые пытались умыкнуть корову старосты. Беднягам не повезло – Бэтгном их буквально раздавил! Хотя для исторической справедливости нужно сказать, что не "буквально", а "фактически". С тех пор разгул преступности в селе утих.

Все бы ничего, но глухие удары в ночи отчаянно мешали нормальным гномам спать. Однажды ночью жители Жабьего Рыка собрались все вместе и побили Бэтгнома, ибо нефиг.

А на следующее утро Бэтгном улетел.

URL
2013-05-19 в 20:12 

Man-yak
Mari-ka


– Нет. – сказал Привратник совсем тихо и отодвинул бирку. – Ваш Выкуп не принят.

URL
2013-05-19 в 20:15 

Man-yak
Эпсилон


– Ты наконец-то сдохнешь, – слова командира ловцов были еле слышны сквозь звон лезвий. Нужно отдать ему должное – сражался он довольно неплохо, редкий воин мог биться с Амон-Ши дольше пяти секунд. Этот бился уже седьмую минуту. – И смертью твоей, тварь, стану я!!!

– Неужели ты ещё на что-то надеешься. – Амон-Ши был неизменно холоден.

Спас мальчишку – и вот она, благодарность – мелкий паршивец вонзил в ногу ядовитый клинок, заманив в засаду – 150 профессиональных ловцов и командир который в одиночку стоил трёх своих отрядов – ветеран, лучшие доспехо только-только благословлённый клинок и знание о слабых местах противника.

Меч вновь и вновь сталкивался с Бинтом который уже начал порядком уставать.

– Хватит! Ты покойник. – Амон-Ши начинал терять контроль, больше сражаться Бинтом не было смысла. Теперь – вход пошли цепи и проклятья, Проклятый теперь выкладывался на полную, Бинт взялся заживлять самые опасные раны.

Резкая вспышка – и цепь пронзает грудь командира ловцов, но его кленок уже торчит у Амон-Ши в живете.

Мир начал темнеть.

– Даже и не вздумай сдохнуть! – Бинт вынимал клинок из раны и сводил края.

Но на этот раз благословлённый меч наконец достиг цели и Святая магия бежала по венам умирающего. Веки наливались свинцам, ноги становились ватными. Амон-Ши увидел лишь приближающийся пол.

URL
2013-05-19 в 20:22 

Man-yak
Лапочка

На одной из темных улиц Иллизиума, где никогда никто не жил, раздался очередной взрыв. Бои были здесь далеко не новинкой, поэтому даже кошка не осчастливила нас своим разозленным мяуканьем. Драка окончилась, и местная шпана уже убиралась оттуда. На улице остались двое.

– Проиграла битву, – прошептала Луиза, съезжая по стенке. Рана оказалась слишком серьезной, чтобы исцелится. Даже фамильный кулон не мог помочь. До потери сознания оставалось еще секунд двадцать, которые пошли на воспоминания. Слезы катились по щекам девушки. Она сознавала всю безвыходность положения.

Запачканные кровью руки сжали кулон.

"Треснул, – подумала Луиза. – А отец говорил, что камень вечен. "

Лежа на холодном асфальте, Лу думала, когда отец заметит ее отсутствие. Глаза закрывались – душа юной волшебницы устала находиться в умирающем теле. Где-то рядом хриплым от усталости голосом кричала Кицуне, зовя на помощь.

"Не беспокойся, – сказала без слов заканчивающая свой не начавшийся путь Луиза. – Ты будешь жить"

Вдали слышен был удаляющийся топот ног. Банда бежала со всех ног от места битвы.

А Луиза успела лишь улыбнуться на прощанье.

Умерла.

URL
2013-05-19 в 20:26 

Man-yak
Yugata


Пальцы начали деревенеть. Вместе с кровью из тела по капле утекала и жизнь.

… Неужели не поможет?.. Яд… Какая ирония…

Мысли путались. Обрывки – не мысли.

Не смог… Простите, Дамблдор… Поттер… Поттер?..

Поттер стоял совсем рядом. Стоял, смотрел.

Нет времени разбираться зачем, почему. Нужно сказать. Нужно. Нет времени…

Пальцы схватили, сжали, притянули.

– Собери… – хриплый стон вырвался вместе с голубым серебром воспоминаний. – Взгляни… на… меня…

Глаза. Зелёные. Как у неё. Как тогда…

… Лили… Прости… Как бы я хотел что бы ты был…

Мир погас.

URL
2013-05-19 в 20:31 

Man-yak
Vlad Lem


Не-Мир сотрясся. В прямом смысле. Анджей почувствовал, как по комнате прошла волна, остановившись на столике перед ним. Энергия словно вошла в этот стол. На нем, рядом с картами, стали проявляться силуэты. Стрелок присмотрелся к ним – это были очертания карт, других, отличных от тех, что уже появились.

– К нам идут гости, – сказал Стрелок. – Ждите их. А я пока попробую развлечь Привратника.

С этими словами Анджей достал из кармана бирку, посмотрел на нее, и взял в правую руку, разместив ее аккурат между указательным и большим пальцами. Другой рукой он наугад стащил карту со стола. Он знал кто на ней изображен.

– Эй, Привратник! – Анджей крутил карту между пальцев так быстро, что картинок на ней невозможно было разглядеть. – Сейчас моя очередь, не так-ли?

И вдруг, он резко выбросил вперед свою левую руку. Карта, зажатая у него между пальцев, рубашкой верх полетела к столику рядом с Привратником. Комната начала плавно изменяться. Стены стали приобретать ржавый оттенок, мебель стала быстро стареть. На потолке появились люминесцентные лампы, которые стали освещать комнату равномерным светом.

Когда карта пролетела ровно половину своего пути к столу, а Анджей прошел свою половину пути к креслу, он подбросил вперед бирку, заставив ее крутиться.

Хлоп! Бирка упала точно на карту, прижав ее к столу. Бирка лежала вверх той стороной, на которой было написано слово – "ОН"

– Ну, привет тебе вновь, Привратник. – Анджей улыбнулся, присаживаясь в кресло, стоящее рядом с Привратником. – Гости скоро подойдут. Надеюсь, они не отвлекут нас?

URL
2013-05-19 в 20:37 

Man-yak
Mari-ka


Изард забрал бирку и, бурча, отошёл в сторону. Но Привратник не слышал его бурчания. Уши заложило от свиста. Будто камнем по голове.

Так звучало то, что нельзя остановить и исправить. Так звучала порванная нить. Вторая нить.

Миг. И тишина.

Снова комната. Снова гости.

Где-то далеко за дверью бродили души. Бродили, блуждали, заблуждались…

Привратник посмотрел на Анджея. Его нить тоже начала дрожать.

Анджей всё ещё медитировал над картами. Ему что-то чудилось.

"Всё ещё бурлит… Бедолага…"

Бурлящему могло чудиться всё, что угодно: столы с картами, потоки энергии, голоса, свет. Иногда бурлящим начинало казаться, что они понимают не-Мир, понимают то, что тот пытается им сказать. К сожалению, это только казалось.

А на самом деле – никаких карт. Никакой энергии. Ничего.

Только фокусы. Непонимание и фокусы.

Да и откуда взяться пониманию, когда семь нитей вместо пяти дрожат? Вот ведь в чём беда…

Бирка упала на стол стороной "ОН".

– Ну, привет тебе вновь, Привратник. – Анджей улыбнулся, присаживаясь в кресло. – Гости скоро подойдут. Надеюсь, они не отвлекут нас?

Привратник улыбнулся. Так улыбаются взрослые, глядя на забавы детей.

– Ваш Выкуп?

URL
2013-05-19 в 20:42 

Man-yak
Vlad Lem
Второй Выкуп Анджея


– Мой Выкуп, да?.. Хм... Ну что ж, будет тебе Выкуп. Так, с чего бы начать, как думаешь, а, Привратник? Наверное с того, на чем мы остановились в прошлый раз. Да, тот мальчишка вырос, и превратился уже в юношу. Возможно, этот и юноша до сих пор жив в нем. Я думаю, что в каждом человеке до сих пор живет частичка детства, чего-то того, что окружало нас тогда, в тот беззаботный период. А было ли оно у тебя, это детство?.. Хе-хе, ладно, не суть...

Мастер научил своего ученика всему, что он знал сам. Но одной вещи он придал особое значение. Это была честь... Честь... Слушай, Привратник, знакомо ли тебе это слово, а? Пять букв, не так уж и много. Мастер долго рассказывал своему ученику о тех временах, когда о чести слагали легенды, а на этих легендах писали историю. Что такое история, как не просто череда событий, записанная кем-то. И не важно, происходили они в действительности, или же были придуманы кем-то ради утехи своего тщеславия.

Мастер рассказывал ему о том мире, что был до катастрофы... О тех временах, когда убийства считались преступлением гораздо более суровым, нежели сейчас. И... Мастер рассказал ему о ковбоях... Он рассказал ученику, что на самом-то деле, их вовсе не существовало. Это придумали те, кому реальный мир стал скучнее, чем тот, который они воображали... И они, придумав вымысел, создали историю, которой не существовало.

Ковбои... Бесстрашные Стрелки, которые спасали невинных и помогали закону. "Это были первые наемники, те, кто мог называть себя этим гордым словом. Именно они были охотниками за головами, сынок." – так учил юношу мастер. И ученик старательно запоминал это. Он учился быть ковбоем. Он становился Стрелком. Он становился вымышленным персонажем. Он становился частицей вымышленной истории... Но, это еще не было рождение Стрелка. Оно произошло чуть позже, тогда...

Хотя... Пожалуй, я остановлюсь на этом. Это... Это ведь был не совсем Выкуп, ведь так? Ты знаешь это, не так ли? Ты знаешь так же то, что я медленно схожу с ума. Я знаю об этом тоже. И Бес это тоже понимал. Я пришел сюда с этим. Не-мир здесь не причем...

Весь Выкуп, который Анджей рассказывал медленно, прерываясь на смех и бормотание, он спокойно сидел в кресле. Но, на последних словах Стрелок резко встал с кресла, и, поддавшись вперед, наклонился прямо к уху Привратника, и что-то прошептал. Потом резко опустился в свое кресло, словно лишившийся сил. Он стер ухмылку с лица Привратника. Он надеялся на это.

URL
2013-05-19 в 20:49 

Man-yak
Mari-ka


Анджей рассказывал Выкуп, перебивая сам себя хихиканьем и бормотанием.

Бурлящие… Это всегда тяжело. Особенно тяжёло Привратнику. Нужно не сбиться, ухватить суть. Взвесить. Даже если взвешивать нечего. Это работа. Его работа.

На последних словах Анджей резко встал с кресла и, подавшись вперёд, наклонился прямо к самому уху Привратника.

Горячее дыхание обожгло щёку. Три фразы были сказаны только ему – Привратнику.

"Но зачем?" – хотел спросить Привратник.

"Это глупо. Бессмысленно…" – хотел сказать Привратник.

Но не спросил. И сказал совсем другое:

– Нет. Ваш Выкуп не принят. – и отодвинул от себя бирку.

На долю секунды все прочие звуки для Привратника заслонились другим. Короткий свист ножа, звук удара и отдалённый смех – так звучала порванная нить Анджея.

Не-Мир мигнул.

Стены, став каменными и потонув в полумраке, скрылись за обилием полок, на которых громоздились банки (с чем-то живым и неизменно мерзким), книги, скелеты саламандр и прочие сомнительного происхождения вещи. Пол в противовес "замковым" стенам покрылся серым бетоном (или чем-то на него жутко похожим), а потолок украсился громадной хрустальной люстрой с лампочками в форме свеч. Всё остальное осталось по-прежнему.

"Н-да…" – это всё, что мог подумать Привратник по этому поводу.

Впрочем, долго думать ему не дали. Открылась дверь, и в комнату ввалился красноволосый парень в бинтах.

"Див? – Привратник пригляделся, доставая бирку. – Нет. Вроде, человек. Их иногда не поймёшь. Амон-Ши "

А вслед за парнем в комнату вошла худенькая девочка со светлыми волосами.

" Луиза Француаза Лаблан де ла Вальер. – прочитал Привратник. – Человек. Маг."

И только он раздал вошедшим бирки, как в комнате появился ещё один гость. Бледный, черноволосый мужчина, в чёрной развивающейся мантии.

" Северус Снэйп. – Привратник поднял глаза на вошедшего. – Человек. Маг… Что-то магов в не-Мире развелось…"

И отдал бирку мужчине.

URL
2013-05-19 в 20:56 

Man-yak
Mari-ka


Скарэн ободряюще кивнула хрюнделю Изарду (тьфу ты! – гному), который вернулся от стола Привратника, и задорно ударила по струнам:

Мой муж опять порвал тартан, кого-то там торцуя,
Десятка два ужасных ран, когда ж их все зашью я?
Но муж сказал: "Такой пустяк оплакивать негоже:
Врагу разорванную пасть жена зашить не сможет!"

Вдохновенно выводя "ла-ла-ла!" в проигрыше между куплетами, Скарэн помогала себе ещё и ногами, притопывая. Были бы свободны руки, она бы ещё и прихлопывать начала.

В это время Анджей пошёл платить Выкуп.

Мой муж вчера напился пьян – метал он в скарейд бревна,
Кельтхаэру старому попал бревном в затылок ровно.
Тот охнул и на землю пал и молвил: "Вот так вот!
Какой сегодня добрый эль – как важно в череп бьет!"

Анджей что-то прошептал Привратнику. Привратник отправил того на третий круг. А Скарэн продолжала петь. Песня была весёлая, быстрая, и дерзкий, нахальный голос девушки как нельзя лучше подходил для того, что бы голосить:

Когда мой муж ребек берет, он всем веселье рушит:
Под лавки прячется народ и затыкает уши.
Сосед кричит: "Что б мне так жить хотя бы день в году!
Что б так же все рвались меня поить, пока не упаду!"
Хэй!

Открылась дверь, вошли гости. Трое.

Скарэн было наплевать на то, как на неё там косятся или смотрят. И смотрят ли вообще. Она просто хотела петь. Без заморочек.

Мой муж пошел мочиться в лес, пришел, бурча невнятно,
Схватил топор на перевес и побежал обратно.
Вдруг вижу в панике бегут из леса друг за другом в ряд:
Один сосед, второй сосед – ни на одном тартанов нет,
А вслед за ними – вот те на! – соседа третьего жена,
Кабан, три белки и змея, медведей дружная семья
И в довершение всего десяток рыл без одного Лохлэннохов отряд!

Когда отзвенел последний аккорд, Скарэн хлопнула по струнам рукой и только тогда принялась разглядывать вошедших.

Первый был весь в бинтах и тощ как скелет, за что и получил кликуху – Мумия. Второй вошедшей оказалась девочка лет 15-ти. Со светлыми волосиками и фигурой вешалки. Ну, девочка – она девочка и есть. Третьим же гостем был мужчина плавно стремящийся к сорока. Вид мужчина имел мрачный. Кутаясь в чёрную мантию, он исподлобья взирал на окружающих. И Скарэн, не секунды не задумываясь, поняла – это маг. Нет, магов она не чувствовала. Просто на бледном обрамлённом длинными немытыми чёрными волосами лице ахеренными буквами было написано: "Я – МАГ!", и чуть ниже прописью: "и горжусь этим".

– Опа! – воскликнула Скарэн. – А вот и новые жертвы. Мумия, девчонка и маг. Привратник, ты что? Халтуришь? Бирочки раздал и всё? А как же лекция? Пургу втирать не будешь?

URL
2013-05-19 в 21:02 

Man-yak
Эпсилон


Это было похоже на глупую шутку. Бинт, зараза, опять заштопал рану, а потом залез в сознание и проводит свою "Профилактическую подготовку сознания к информации о воскрешении", гад плоский.

– Бинт, это не смешно! Завязывай! Я и без твоих бесконечных приколов знаю, что бессмертен – Амон-Ши обычно игнорировал подобные выходки и возвращался в реальность просто ущипнув себя. На этот раз не прокатило, что вызвало у проклятого немного негодования. – Я тебе говорю!

– Это не я. Хотя очень хотелось бы. Но это вообще не иллюзия, думаю тот старик у тебя за спиной что-то скажет, уж больно он подозрительно выглядит.

После слов Бинта Амон-Ши наконец заметил что он не один в комнате. Кроме него в комнате было несколько людей, безоружные они не казались опасными, – хотя это не значило что они таковыми небыли – но выглядели очень странно

"Можно подумать сам смотришься как самый обычный" – мелькнула язвительная мысль.

Что ж, похоже, простые люди, не воны, Амон-Ши уже был готов к любому нападению, но решил не торопить события. Он развернулся к старику, о котором сообщил бинт, игнорируя других людей и спокойным но настоятельным голосом спросил

– Что это за место? И как я здесь оказался? Отвечай!

URL
2013-05-19 в 21:07 

Man-yak
Лапочка


Свет вспыхнул с новой силой. Сначала ярко, ослепляющее. Но вот, потихоньку тускнея, он давал рассмотреть все вокруг. Довольно большая комната, где девочка оказалась, выглядела мерзко. Высокий потолок, бетонный пол, и куча полок со всякими баночками. Луиза не очень любила пользоваться зельями, и поэтому с отвращением рассматривала "коллекцию" ингредиентов.

В комнате она была не одна. Видимо, от удивления, вызванного появлением этого помещения, Луиза не услышала звуки песни. Но теперь, немного адаптировавшись в пространстве (если это можно назвать таковым), она увидела источник звука. Девушка с довольно громким, красивым голосом пела песню, подыгрывая себе на гитаре. Но здесь была не только она. Комната была наполнена и другими существами, лишь некоторые из которых были похожи на людей.

Луиза не успела рассмотреть все. Будто возникший из ниоткуда старик протянул ей какую-то вещицу. В полном изумлении, Лу взяла ее. Это был металлический кусочек с выгравированным на нем именем "Луиза Француаза Лаблан де ла Вальер" Ее имя.

"Значит ли это, что я оказалась здесь не случайно?" – подумала Луиза.

Рядом с ней оказались еще двое. Наверно, они были здесь и раньше, да только Луиза их не видела. Один мужчина был в бинтах, второй – в темной мантии.

Старик дал бирку мужчине в мантии. У забинтованного она уже была. Настало молчание.

Гитара смолкла. И вдруг, тишину нарушил голос:

– Опа! А вот и новые жертвы. Мумия, девчонка, и маг. Привратник, ты что, халтуришь? Бирочки раздал и все? А как же лекция? Пургу втирать не будешь?

Тишина. Луиза повернулась к старику, которого назвали Привратником. Видимо, он здесь главный. Но тут последовал следующий вопрос, но уже не от девушки:

– Что это за место? Как я здесь оказался? Отвечай!

Вопрос прозвучал. Осталось только ждать.

URL
2013-05-19 в 21:11 

Man-yak
Vlad Lem


Анджей тяжело дышал. Выкуп, какой бредовый он не был, дался ему тяжело. Даже очень. И еще одно... После того, как он прошептал слова Привратнику, он почувствовал... Воду?! Он... он словно захлебывался, словно тонул. Анджей сделал глубокий вдох – еще не пришло время для потопов, сказал он себе, и откинул голову назад на спинку кресла. Слезать он с него пока не собирался. По крайней мере, до того, как придут гости.

– В Не-Мир вы попали, мои вы друзья, теперь вы не выберетесь отсюда никуда! – нараспев сказал Стрелок гостям. – Выкуп должны вы теперь рассказать, чтоб наказанья страшного вмиг избежать!

Анджей снова был в форме. Настало время поглумится над новичками. Тем более, Привратнику уже наверняка надоело говорить одно и тоже десятки, сотни раз. Стрелок мигом спрыгнул с кресла, быстрыми движениями достиг гостей. Кинул взгляд на парня в бинтах, снял шляпу и склонился в реверансе перед дамой, попытался подойти к еще одному гостю, но, столкнулся с Привратником. Охнув, он резко поклонился старику, пробормотал что-то в духе "Простите, господин...", и, потеснив "господина", шагнул к последнему гостю. Окинув его быстрым взглядом, Стрелок сделал резкий кивок в знак приветствия и продолжил.

– Что же место за это, спросите вы. Отвечу я вам – не знаю и точно я сам. Возможно, чистилищем звали место сие, а может и Адом самим. Табличку, правда, сняли уже, но, думаю, фразу ту помните вы хорошо! Так, что же я еще... Ах да, забыл я, дурья башка! Простите меня, мои вы друзья, но должен я буду вас огорчить – умерли вы. Но, еще не все пропало, знайте. Дана вам была великая возможность вернуться! Ну, а может и пойти вперед, тут уж ваш черед, что выбрать... И, да! – Анджей уже развернулся, и собрался было уходить, но быстро обернулся назад. – Не забудьте о Выкупе!

И, озорно подмигнув девушке, пошел к тому месту, где играла свои залихватские куплеты Скарэн.

URL
2013-05-19 в 21:17 

Man-yak
Mari-ka


– Опа! – воскликнула Скарэн. – А вот и новые жертвы. Мумия, девчонка и маг. Привратник, ты что? Халтуришь? Бирочки раздал и всё? А как же лекция? Пургу втирать не будешь?

Привратник улыбнулся, но ничего не ответил. Не успел. Потому что человек в бинтах развернулся к нему и спросил:

– Что это за место? И как я здесь оказался? Отвечай!

"Ну вот и лекция..." – устало подумал Привратник.

Но опять-таки не успел ничего сказать, потому как с кресла поднялся Анджей и начал "втирать пургу". Надо сказать, что до этого у него получалось лучше. Сейчас Стрелок больше запутывал, чем объяснял.

Привратник не перебивал, не пытался оттеснить. Стоял. Слушал. Тихо улыбался. Снисходительно так. С жалостью.

О, боги, боги… Опять эта жалость…

– И да! Не забудьте о Выкупе! – напоследок сказал Анджей, запутав всё окончательно, и пошёл в глубь комнаты.

Привратник со вздохом опустился в кресло. Кашлянул, привлекая внимание.

– Извините его, господа. Возможно, он хотел просто пошутить.

Привратник откинулся на спинку кресла.

– Никаких страшных наказаний. На самом деле всё ни так мрачно. То, что вы умерли, это верно – умерли. Тут уж ничего не поделаешь. А вот насчёт того, что попали вы в "чистилище" или "ад"… – Привратник покачал головой. – Нет, мои дорогие. Вы попали в не-Мир. Не-Мир – это ничто и находится он нигде. Попадают сюда идущие на перерождение, но сбившиеся с пути души. Такие как вы.

Привратник сделал паузу.

– Видите дверь? Через неё вы вошли. Через неё вы сможете и выйти. Отсюда ведут две дороги. Дорога вперёд к смерти и новой жизни – дорога рождения. И дорога назад – в своё прошлое тело, прошлую жизнь – дорога воскрешения. Но чтобы выйти отсюда вы должны заплатить Выкуп.

Привратник улыбнулся, вспоминая то, что наплёл новым гостям Анджей.

– Выкуп – это истории, которые вам, если хотите выйти отсюда, придётся рассказывать. Это может показаться странным, но таковы законы не-Мира. Я всего лишь Привратник и оценщик. Состою у не-Мира на службе. Поэтому, хоть принимать Выкуп буду я, но платить вы будите именно ему – не-Миру.

URL
2013-05-19 в 21:22 

Man-yak
Mari-ka


Ответить Привратник не ответил. Впрочем, Скарэн и не ждала. Она уже совсем было собралась затянуть новую песню, как с кресла встал Анджей и начал гнать. Откровенно. Конечно, Скарэн видела и более качественный гон, но этот тоже был ничего.

Когда гнать начал Привратник, а Анджей подошёл ближе к девушке, Скарэн улыбнулась ему и, показав большой палец, сказала:

– Неплохо, чувак. Но для отпадного забоя нужно было с них ещё историю стрясти. Сразу. Вдруг, с перепугу бы рассказали?

URL
2013-05-19 в 21:29 

Man-yak
Yugata


Люди. Комната…

Комната напоминала Северусу собственный кабинет в Хогвартсе. Знакомые книги и рукописи. На верхней полке в банке с толстым стеклом печень дракона, рядом закупоренная бутыль с соком мандрагоры. Всё так знакомо и так… фальшиво. Ложно. Обманчиво.

И люди – Северус видел это с отчётливой ясностью – не люди. Духи.

В ладонь легла металлическая пластина.

Серебро?

На пластине было высечено его имя: "Северус Снэйп – Я"

Как на могильной плите. Даты не хватает – невесело усмехнулся Северус.

Человек в шляпе – по виду магл – кривлялся.

– …Так, что же я еще... Ах да, забыл я, дурья башка! Простите меня, мои вы друзья, но должен я буду вас огорчить – умерли вы…

Шут…

Северус и без его болтовни понял, что умер.

Презрительно скривив губы, профессор отвернулся от шута. Стал разглядывать того, кто встретил его и вручил бирку с именем.

Старик в сером костюме, с серым невнятным лицом, серыми глазами. Почему-то, глядя в эти глаза, Северус не мог избавиться от странного ощущения – будто бы видел он их уже когда-то.

Когда? Где?

– …Нет, мои дорогие. – заговорил старик. – Вы попали в не-Мир. Не-Мир – это ничто и находится он нигде…

И вот опять. Не слышал он прежде этих слов. От чего же они тогда знакомыми кажутся?

Кажутся… Здесь всё кажется. Фальшивая комната. Обманка… Не-Мир?

– …Попадают сюда идущие на перерождение, но сбившиеся с пути души. Такие как вы…

Ну, конечно. Как же без этого? Даже умереть нормально не смог… Что за жизнь?..

– …Выкуп – это истории, которые вам, если хотите выйти отсюда, придётся рассказывать. Это может показаться странным, но таковы законы не-Мира. Я всего лишь Привратник и оценщик…

Выкуп. Плата. Истории… Что ещё за игра?

Северус скрестил руки и, посмотрев в упор на Привратника, медленно произнёс:

– По-моему, вы темните, уважаемый. К чему эти игры? Скажите внятно – что вам нужно?

На последних словах профессор сделал особое ударение.

URL
   

главная